This Is War

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

This Is War > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Позавчера — четверг, 16 августа 2018 г.
О друже! Больно мне смотреть Кюхельбейкер 17:17:56
Сегодня я решила отринуть от себя роль философа и решила поговорить о фильмах в жанре "ужасы". Да, именно про эти фильмы, ибо очень я люблю их. И потому сегодня я разберу несколько картин, просмотренных мною лично, и вынесу свою критику. Осторожно!: спойлеры.
Итак, и начну я с фильма, вышедшего в кинотеатры в этом году. И название сие разрекламированного­ шедевра "Сага о чудовище. Сумерки".

"Сага о чудовище. Сумерки"

­­

Нет, говорю сразу, это не продолжение сумерек, ни в коем случае, хотя и похоже. Если судить по трейлеру, то меня фильм заинтересовал - девочка - маугли, воспитываемая отцом-психопатом, коловшим ей препараты для торможение полового развития и рассказывающего ей сказки о монстрах, что хотят ее съесть. Сюжет прост - девочку, то есть девушку, находят полицейские и одна из них решает пригреть несчастную сироту и приводит ее к себе в дом, да знакомит ее со своим младшим братом. Девушка, уже по трейлеру, пугает всех, говорит, что на улице монстры, и по трейлеру показано, что за ней гонятся. Итак, исходя из всего этого, что я ожидала:
1) За девушкой действительно гонятся монстры и по непонятным ей причинам их видит только она или некоторые "избранные", или же их видят все и начинается некий трэш в стиле "Чужой против Хищника".
2) Девушка - сумасшедшая, ей мерещатся всякие монстры, и, возможно, она всех поубивает, или же будет мучаться, и сходить с ума дальше.
Что я получила - ка-ка-ше-чку. Да, я мягко выразилась, поскольку стремлюсь избегать цензуру. Подробнее…На самом деле героиня - это завзятый оборотень, обработанный в стиле "Сумерек". В фильме таких, как она называют "одичалыми". На одичалых начинают охоту, их всех убивают, но тут один охотник решает приютить у себя новорожденную, берет ее под свое крыло, называет Анной, и воспитывает, коля несчастной уколы, которые сдерживали ее звериную сущность. В итоге, героиня начинает превращаться в монстра, убивает охотников, которые узнает о ней и начинают преследовать. И это я сказала кратко, а если добавить еще детали, то она успевает захомутать брата полицейской, забеременеть, убить какого-то пьяного подростка, который пытался ее изнасиловать, а еще побывать в тюрьме, поговорить с отцом и многое.
Разделю вот так:

Минусы:
- серость. Нет, учитывая сюжет фильма, то вот эти "прыгающие" кадры, "серость", то есть наложение "типо я слежу за тобой", вообще не нужно.
- не раскрыли многих героев. Я понимаю, что это фильм, а не сериал, но все-таки пару слов о большинстве второстепенных героев, что, так или иначе, пытались воздействовать на историю героини, раскрыть стоило.
- сюжет. Натянут и перетянут, а местами и вовсе затянуто. А некоторые моменты вообще не понятны

Плюсы:
- идея. Да, пусть и завзята, но все-таки мысль, правда раскрыли ее ну не очень
- игра героев. Главная героиня просто милашка. Хорошо сыграна роль "одичалой" и не только, как монстра, но и как девушки-маугли.
- трейлер. Да, лучше смотрите трейлер, чем сам фильм. Он интересней)

"Доска Уиджи. Проклятье дьявола"

­­


Этот шедевр меня поистине напугал. Интересный, пусть и кажущийся распространенным сюжет, рассказывающий нам об истории двух девочек и их матери, зарабатывающей спиритизмом. На самом деле мать "шарлатанка", и все работает только за счет фокусов, пока она не решается купить доску "Уиджи". Подробнее… Правила этой игры просты: не играйте в одиночку и на кладбище. А суть такая - доска с алфавитом и знаками, вообщем клавиатура, значок с оком посередине; вы двигаете эту штуку, якобы задавая вопросы духам.Выясняется, что младшая дочь Гг разговаривает с настоящими духами, вернее, они с ней беседуют, и все бы ничего, пока эти демоны не решают вселиться в ребенка.
Плюсы:
- игра актеров
- сюжет и идея, ее раскрытие
- открытый финал
- раскрытие героев
- скелеты в шкафу.

Минусы:
- может быть, некоторым не понравится, то что фильм так "мрачно" закончился. Я же лично сильно не придерусь.

"Шесть демонов Эмили Роуз"

­­

В основу фильма вошла реальная история одной девушки, что посчитала себя "одержимой демоном". На самом деле ничего сверхъестественного­ там нет, скорее просто чересчур набожная и впечатлительная девушка посчитала свою болезнь (шизофрению, по мнению врачей), одержимостью. В фильме, правда, сделали иначе, и героиня действительно одержима дьяволом. Хороший фильм, атмосферный, советую его. А еще мне почему-то плакать хотелось, может, потому что я тоже человек верующий
Плюсы:
- сюжет и идея
- игра актеров
- атмосфера
- драматичность

Минусы:
- местами совсем немножко затянули.


Номер 1408

­­


Таинственный номер в пятизвездочном отеле, хозяин которого умирает, не выждав и день. Туда - то и приходит циничный и насмешливый писатель - наш Главный герой. Сначала все кажется ему нормальным, но потом, когда он понимает, что не сможет покинуть номер, тут ему и приходится призадуматься.

Плюсы:
- пугает. Атмосфера сильная. Много скримеров.
- Герои. Очень интересно их раскрытие, а также сама игра актеров
- Открытый финал
Минусы:
- опять же чуток затянуто, но в целом это и не заметно


Проклятье аннабель: Зарождение зла

­­


Первую часть я не смотрела, но вот вторая меня завлекла. Если судить строго по трейлеру, то у одной счастливой семейной пары внезапно умирает любимая и единственная дочь. Пара решает вернуть ее обратно, и неожиданно для себя призывает демона, который вселяется в куклу. Несколько лет спустя в дом той самой пары приезжают девочки-сироты вместе со своей воспитательницей. И одна из них постоянно видит куклу.

Плюсы:
- Атмосфера
- Игра актеров, хорошо переданы чувства

Минусы:
- финал несколько разочаровал.

Счастливого дня смерти

­­

Думаю, все знают этого персонажа. Если же судить по трейлеру, то сюжет таков - героиню постоянно убивают в день ее смерти и она должна выяснить кто это. Меня он заинтересовал, к тому же и идея необычная и я решала его посмотреть. Спойлерить не буду - устала
Плюсы:
- необычная идея
- этакий черный юмор
- атмосфера
- главные герои
- а кто же убийца...
Минусы:
- поначалу Гг раздрожала
- так и не объяснили, а почему собственно Гг попала в эту временную петлю
- не пугает

Полуночный человек

­­

Всем знакомая игра, когда несколько людей, соблюдя ритуал, оказываются втянутыми в игру, где их преследует полуночный человек. Он всячески будет пытаться найти вас и убить... Итак, что мы имеем - Главную героиню с трагической судьбой (умершая в молодости мать, сумасшедшая бабка), ее друга, имя которого знать не обязательно и подругу. Ее имя тоже знать не следует Подробнее…она умрет через десять минут, после появления. И решает наша Гг поиграть в странную игру, найденную на чердаке, и впускают они в дом полуночного человека. А вообще фильм атмосферный, и мне было интересно узнавать о полуночном человеке, но есть некоторые Но! Например (спойлер!спойлер!) какова вообще роль подруги Гг. Пришла такая крутая "вам без меня не справится. Ча все будет", и сдулась она через пару минут после игры, заведя не хилую истерику. А так все норм.
Плюсы:
- атмосфера
- раскрытие некоторых героев. Подробнее…Когда мы (я, брат и сестра) смотрели фильм, то просто решив выпендриться я предложила теорию, что бабка Гг и заварила всю эту кашу с игрой, мне не поверили. И зря, ибо безумная теория рожденная за двадцать секунд оказалась реальной. Вот здесь подойдет - Я ЖЕ ГОВОРИЛА! Зовите меня Холмс, просто Холмс
- идея
Минусы:
- нераскрытие практически остальных персонажей, кроме семьи Гг и ее самой. Например, все той же подруги
- не сильно пугает.
- открытый и предсказуемый финал


На этом пост заканчивается. Нет, список, конечно, не весь, ибо я смотрела много фильмов, если заинтересует, то могу продолжить)


Музыка Слот - Сумерки
Категории: Записи, Посты
19:07:52 Профессор Безоблачного Неба
Плюс парочка фильмов в список желанных для просмотра! спасибо за интересность <33
19:10:04 Кюхельбейкер
Не за что. Как вспомню другие, тоже кратко напишу
Больше не одна - Атака Титанов, Хвост феи. Male! Микаса/Эрза Скарлетт. Rony Key 16:46:02
Эрза.

Больно... Не физически, душевно. Но разве это важно? В мире, где страдают тела, на души не остается времени. А она сильная. И она справится. Нет, не так. Она просто обязана быть сильной. Но Эрза обязательно справится. Ведь не зря именно она - Титания, Железная леди, Алый танцующий демон. Какое бы прозвище не выбирай, оно демонстрирует ее силу. Ее никто не поставит на колени. Никто не увидит ее слез. Она этого просто не позволит. Эрза готова ходить босиком по стеклу, если это хоть кому-то поможет спастись. Таков удел сильных. А она - сильная.
Титания... Эрза уже ненавидит это прозвище, а ведь раньше ей было на него все равно. Только что почти ее тезка сожрал человека. К горлу подкатывает тошнота. А по телу разливается предательская слабость. Ей страшно. Но... она не позволит никому этого увидеть. Это нормально. Все бывает в первый раз. Но она должна... Нет, просто обязана справиться. А значит так и будет. Ее не согнуть.
Все же... это не Фиор. Та, прошлая жизнь, напоминало сказку. Пускай местами очень грустную и жестокую, но все-таки сказку. А этот мир... Это какой-то кошмар. Человечество оказалось на грани гибели. Причем больший вред ему наносили даже не титаны, а именно сами люди. Именно они могли легко столкнуть некогда бывших союзников со стены, если бы это помогло им прожить еще хоть мгновение. От этого Эрзу тошнило в буквальном смысле. Их же можно было спасти. Можно... Но кто-то решил, что просто не надо. А самое печальное было то, что сама Хвостатая фея хотела спасти всех вокруг гораздо больше, чем они, жители этого мира. Они хотели лишь спасти свои шкуры. От этого тоже становилось... больно?
Отправляясь буквально месяц назад на задание, Скарлетт и представить не могла, как ее жизнь круто сменит направление. Оказаться в другом мире почти без магии - это плохо? Возможно, но гораздо хуже именно обитателям этого мира. Ведь у них такой сказки, как у нее, не было. Еще Эрза поняла, что здесь ненавидят все необычное. Именно поэтому ей приходится скрывать свои волосы под банданой. Уже бывали претенденты на ее убийство. Правда, у них ничего не получилось. Но все равно было неприятно. Магия не исчезла, а просто ощущалась внутри. Но вылезать и хоть как-то проявляться не спешила.

***



- Кто ты, новичок?!!! - уже наверное в десятый раз орет инструктор, остановившись напротив Скарлетт. Скольким, интересно, он говорил подобное? Сто четвертый набор... Многим. Интересно, многие из этих многих выжили? Мужчина снова нетерпеливо повторяет тот же вопрос. Интересно, зачем так орать? Хотя это же армия. Девушка не отвечает. Лишь смеривает того оценивающим взглядом. Страха в ее глазах, как и благоговения, нет. Лишь еле заметная черная капелька грусти лежала на дне карего равнодушия.
И вообще, складывается такое впечатление, что обладательница этих темно-карих глаз гораздо старше, чем выглядит сейчас. Пожалуй от этого становилось не по себе. Будто она видела уже слишком многое, будто бы через слишком многое уже прошла. Ей же всего семнадцать. Откуда это неприятное ощущение?
- Эрза Алая. - привычное имя-кличка соскакивает с губ прежде, чем аловолосая успевает хоть что-то сообразить. Исправляться уже поздно. Да и не имеет смысла. Главное сделать вид, что так все и задумано. - Стена Мария.
Именно так. Глаза в глаза. Не отводя их и не пытаясь увиливать. Своеобразная борьба, в которой ни один не хочет проигрывать. Инструктор отводит взор, про себя одобрительно хмыкая. Именно из таких получаются самые лучшие солдаты.
- Алая? Почему же? - без любопытства спрашивает Шадис. Так, для проформы.
- Прозвище. Друзья прозвали. Из-за цвета волос. - Скрываться или отпираться... Зачем? Титания никогда так не поступала. Так зачем же сейчас начинать? Тем более... разве перед будущими товарищами стоит скрывать правду? Это лишь плодит недоверие, которое в последствие может плохо кончиться. Она на своем опыте в этом убедилась. Слышатся тихие смешки. Это нормально. Все же, в этом мире нет такой богатой палитры цветов как в Фиоре. Правда под взглядом инструктора, хихиканье завяло на корню. Эрза распрямляет плечи и с вызовом смотрит прямо в глаза.
- Алые? Интересно. - хмыкает Кис, отходя к следующиму кадету. Скарлетт еле заметно расслабляется. Первое знакомство, можно сказать, прошло успешно.

***



Больше всего Эрза боится не вернуться в Фиор. Как же ребята без нее? А вдруг они думают, что она погибла? А Венди? Эрза ведь пообещала ее защищать. Тысячи вопросов клубятся в голове, мешая спокойно и ровно дышать. Да и сосредотачиваться на тренировках толком не получается. Правда ее тело действует само собой, автоматически. Но мысли о "Хвосте феи"... Неужели, Эрза совсем никогда туда не вернется? От этого становится почти физически больно. Но не так как душевно.
Однако, еще больше Эрза боится все же вернуться. Нет, она будет счастлива поначалу. Да и все остальные тоже, но не по началу, а совсем. Только... в какой-то момент ей нестерпимо захочется вернуться обратно. А это желание, почти физическое, рано или поздно ее погубит. Так какой в этом всем смысл, если ее сердце останется тут? Взгляд сам собой машинально обшаривает тренировочное поле, находя знакомую черную макушку. Застукав себя на этом, Титания раздосадованно мотает головой и зло отводит взгляд. Это война. В любой момент можно погибнуть. Тут не до романтики. Да и к тому же... Микас не видит ничего, кроме младшего брата. В Эрене для него весь мир. Его привязанность и впрямь какая-то ненормальная. Все давно уже ходят и зубоскалят, а Аккерману абсолютно пофиг.
Эрзе грустно и физически плохо. Нет, она не ранена и как прежде выполняет все рекомендации инструктора, уступая в физической силе только Микасу. Правда аловолосая вполне компенсирует это своей ловкостью. Но ходить и буквально каждый миг видеть в своих новых сослуживцах старых друзей, при этом не имея возможности их обнять... На это нужно иметь очень много сил.
Эрен и Жан - совсем как Нацу с Греем. Вечно цепляются к друг другу и дерутся. Вроде и друзья, но иногда ведут себя хуже врагов. Криста - вылитая Венди. Такая же добрая, чистая и заботливая. Только малышка Марвелл милее и дороже сердцу в тысячу раз. Имир - Шарли на пару с Дождией. Странное сочетание, но прокатывает. Армин - Леви, такой же умный. Только МакГарден, пожалуй, более смелая и говорит прямо то, что думает. А еще Арлетт напоминал своей робостью упомянутую выше Венди. Здесь всем можно было подобрать сравнение. И сколько бы Эрза не сравнивала, с каждым разом все с большим удивлением понимала, что сравнивает Аккермана с собой. Пожалуй, в женском обличие он бы был еще той стальной леди.

***



Мысли о семье мешают мешают спокойно жить. С каждым вдохом легкие печет все больше. Алая сгорает буквально на глазах. Феи не могут без магии. А ведь Эрза в первую очередь именно фея.
Девушка не привыкла показывать свои слабости. Она очень редко плачет. За всю свою сознательную жизнь не более десяти раз. А если и плачет, то этого никто не видит. Потому что Эрза не терпит слабости. Она сильная. Она сама совсем справится.
Девушка мучает себя, привычно хороня внутри все свои проблемы и переживания. Интересно, когда это началось? Она и сама не знает. Может быть в Райской башне? Там, где за широкой улыбкой, аловолосая привыкла скрывать свой страх и слезы и подбадривать окружающих? Кто знает. Возможно именно поэтому.
До предела расправленные плечи и прямая спина. Спокойный взгляд и тихая полуулыбка. Девушка делает все, что бы никто не заметил, как ей плохо. Но скрывать свои истинные эмоции абсолютно ото всех невозможно. Первой, как ни странно, тревогу забила Саша. Все чаще на пару с Конни эта забавная девушка отвлекала ее от мрачных мыслей. Скарлетт ненадолго оживала, даже стараясь влиться в общий балаган, но спустя уже десять минут ее взгляд приобретал привычную отрешенность. Даже клубничный торт, любимое лакомство Титании (И как только узнали?), которое эти чуды умудрились толи притащить, толи протащить, не возымел должного эффекта. Криста на пару с Имир пыталась выяснить в чем причина, но Эрза только отмалчивалась.
Находясь в раздумьях по поводу гильдии, аловолосая совсем не замечала, что черные глаза все чаще стали задерживаться на ее фигуре. Микас хмурит тонкие брови, о чем-то думая про себя. В такие моменты для него перестает существовать даже Эрен. А тот опять спорит с Жаном. Оба чуть ли не орут, но подраться пока не решаются. Возможно, это из-за инструктора, который маячит чуть сзади.
- Нацу, Грей, я же просила. - в полной тишине раздается недовольной голос. Аловолосая все еще в своих раздумьях. Но вот она мотает головой, стряхивая воспоминания. - Ах да. Простите. Перепутала. Эти оба ведут себя точно так же.
- Эм... Эрза-сан, а кто это? - робко спрашивает Армин.
- Друзья. - большего от нее невозможно было добиться. Она снова ушла в свои воспоминания, укрывшись плотным звуконепроницаемым панцирем.

Микас.

"Нацу и Грей..." - уже в сотый раз повторяя про себя невзначай оброненые Эрзой имена, брюнет до конца так и не смог понять свои эмоции. Ему ведь должно быть все равно, так? Так почему же он чувствует лишь глухое раздражение? И к тому же, что он знает про этих людей? Только их имена и то, что они ведут себя так же как его брат и Кринштайн.
- Интересно, кто эти Нацу с Греем? - тихо спрашивает шатен у блондина, переводя зеленые глаза в его сторону. Армин лишь пожимает плечами.
- Да понятное дело. Те, кто ей дорог. Ну или был дорог. - неожиданно вмешивается Райнер. Джагер задумчиво кивает. Человечество потеряло уже слишком многих из-за титанов. И где гарантия, что Скарлетт тоже не потеряла? Нет.
- Микас, ты чего? - шатен вопросительно смотрит на брата. Аккерман уже в который раз поражается тому, что тот может безошибочно определить на его обычно безэмоциональном лице смену эмоций. Брюнет лишь пожимает плечами. Раздражение никуда не ушло. Даже наоборот. Стало гораздо отчетливее. Хотелось пойти на тренировку и с помощью физической боли выкинуть из головы лишнее мысли.
- Ты злишься. - спокойно говорит Джагер, пристально наблюдая за Микасом. - Это из-за нее?
- Отстань от меня. - недовольно рявкает брюнет, буквально вылетая за дверь.
- Значит все же из-за нее... - в полной тишине тянет Эрен, заговорщицки переглядываясь с Армином и Райнером. Даже Жан согласился (так уж и быть) принять участие.

***



Отрабатывая, наверное, уже в сотый раз один и тот же удар, Аккерман корил себя за то, что сорвался. Теперь Эрен узнает и выпытает абсолютно все. Все же, вставать на пути у его брата - это, пожалуй, как встать на пути у титана. Абсолютно бесполезно. Да к тому же и самоубийство чистой воды.
Стоило признаться хотя бы самому себе, что эта девушка ему уже давно нравилась. Странная... Все время скрывающая свой настоящий цвет волос за черной банданой. Спокойная и решительная. Сильная настолько, насколько вообще может быть сильной девушка. Стоя с ней в спарринге, черноглазый никогда не признается ни ей, ни самому себе, что чуть-чуть поддается. Конечно, она все равно проигрывает. Но в этом случае этот проигрыш не так сокрушителен для ее гордости. Правда, узнай об этом сама Титания, Микасу ой как бы досталось...
Кулаки болели, но парень этого практически не замечал. Эрза ему нравилась. Ему хотелось быть с ней не просто спарринг-партнерами­, а друзьями. Хотя нет... Друзьями тоже быть не хотелось. Эмоции, связанные с ней, окрашивались совсем не в те краски. Хотелось касаться там, где можно, а особенно там, где нельзя. Поймав себя на этом мысли, Микас тряхнул головый, пытаяь вытрясти эту навязчивую поганку. Та ни как не хотела уходить. Мало? Значит еще двести отжиманий. Где-то на сотом причина его задумчивости его и застала.
- Не надоело еще? Ты ведь и так самый сильный на потоке. - видимо в качестве исключения Алая решила начать разговор первой. И даже села рядом, что было вообще из разряда фантастики.
- Нет. - односложный ответ. Парню впору радоваться, что из-за сумерек, та не может видеть еле заметного румянца. Микас смотрит на ее профиль, не забывая выполнять упражнение, и почти физически ощущает на себе ее пристальный взгляд.
- Давай заключим пари. - неожиданно предлагает девушка. Аккерман вопросительно изгибает бровь, впитывая в себя все ее черты и стараясь запомнить их как можно лучше. Мало ли когда такая возможность в следующий раз представится. - Ну так что?
- Условия? - Что бы Скарлетт не сказала бы, Микас уже согласился про себя. Все же обычно добиться от нее и половины действий, которые она сделала за последние пять минут, практически невозможно. Девушка смеривает его задумчивым взглядом.
- Правда. Я отвечу на любые вопросы. Но в случае проигрыша, и тебе придется говорить правду. Хотя... может этого мало... - темно-карие глаза принимают привычную, но тем и пугающую отрешенность.
- Нет. Согласен. - быстро выпаливает брюнет, пока Скарлетт снова не углубилась в себя. - Кстати, а что за пари?
- Ну... не знаю. - Алая задумалась. - Можно загадки или рукопашный бой. Только без всяких поддавков.
- Я не проиграю. - спокойно говорит брюнет и бледная улыбка появляется на губах. - Ты не с тем в рукопашке сойтись решила.
- Тогда и я постараюсь. - хмыкает девушка, принимая защитную стойку.

***



- Я же говорил. Ты не с тем в рукопашке сойтись решила. - снова хмыкает брюнет, смотря на поверженную соперницу и потирая руку. Хоть Скарлетт и была физически слабее его, но била очень сильно и больно. Точно синяк будет. Но черноглазого это совсем не волновало.
- Я так и думала. - Эрза еле заметно улыбается. Микас подозрительно смотрит на нее, но девушка этого словно не замечает. - Ладно. Я готова. Задавай вопросы.
- Настоящая фамилия?
- Скарлетт.
- Семья?
- Сирота. Настоящих родителей никогда не знала.
- Извини...
- Ничего. Продолжай.
- Любимый... человек? - на этом месте парень спотыкается. Об этом говорить... неприятно. Вроде бы и понимаешь, что такого просто не может быть и, когда узнаешь об этом, тебе будет житься гораздо легче. Но... проклятая нерешительность. А вдруг брюнет получит положительный ответ? И что ему тогда делать?
- Есть. - аловолосая задумчиво смотрит на небо. У Аккермана сами собой сжимаются кулаки. - Только мне кажется, что я его раньше любила. Раньше, не сейчас. Даже не любила... Это была какая-то очень болезненная привязанность. А сейчас... - кареглазая качает головой в такт своим мыслям. - Могу сказать, что есть такой человек, который мне, пожалуй, нравится. И ты его даже знаешь.
- Правда? И кто же? - Микас пристально наблюдает за ее эмоциями. - Помни, ты обязана говорить мне правду.
- Хм... Ну даже не знаю... - тянет аловолосая, а губы сами собой растягиваются в еле заметной улыбке. Микас это замечает и, не выдерживая напряжения, притягивает опешившую Скарлетт к себе и целует.

***



- И все же. Какой твой настоящий цвет волос? - задумчиво спрашивает брюнет, как можно крепче прижимая Эрзу за талию к себе. Та щурит глаза и расслаблено теребит концы его волос. Все же ей так давно хотелось к ним прикоснуться. Правда, знать об этом парню совершенно необязательно. У каждой девушки должен быть и свой секрет. Например, что Титания - волшебница.
- Алый. Ты не веришь? Хочешь покажу? - спрашивает девушка, руки которой начали теребить алый шарф на шее брюнета. Тот хмыкнул и перехватил через чур уж расшалившееся ладошки, прижимая их к губам. - Вредина.
- Хочу. Потому что я буду единственным, кому ты их показала. Красивые. - протянул Микас, когда девушка их распустила, позволив тяжелой алой волне заструится по плечам.

Оба сидели и молчали. Обоим было достаточно того, что между ними произошло. Конечно, возможно, стоило говорить красивые слова и так далее. Но... стоило ли это того? Красивые слова всегда останутся лишь красивыми словами. Главное сокровища любого человека - это их действия и поступки. И душа.
Возможно они не будут афишировать на людях свои отношения, но они всегда могут рассчитывать друг на друга. В любых отношениях не это ли самое важное?

- Ты знаешь... Если тебе будет нечего есть, то я поделюсь с тобой своим пайком...
- Я тоже. И даже обещаю отдать тебе большую часть. - тихо смеется парень.
- Идеальное признание. - хмыкает Титания. - Мы прямо как Саша. Кстати, Микас... - тон аловолосой чуть угрожающ, хотя видно, что она совсем не злиться. -Предупреждаю один раз и навсегда. Если еще хоть раз во время спарринга мне поддашься - убью!!!!
- И как же ты узнала? - еле заметно улыбается Аккерман. В груди распространяется приятное тепло. Может этому способствует хрупкое тело девушки, которую он крепко прижимает к себе, а может ее молчаливая поддержка. В чем же дело? Кто знает...
- Эрен сказал. - хмыкает Скарлетт, качая головой. - Я сначала хотела тебя убить. Но ребята подкинули идейку получше.
- Ребята? - с тихим ужасом спрашивает Микас, тихо взвыв про себя. Зная брата можно сказать, что он припряжет всех кого встретит.
- Ну да. Сначала там были только Джагер, Жан, Райнер и Армин. Чуть позже к ним присоединились и Конни с Сашой и Бертольдом. А потом они и остальных девчонок подключили...
- Кошмар.
- И не говори. - соглашается Эрза.

- Отлично! Вроде все получилось. - радуется Эрен.
- А ты чуть все не испортил. - недовольно ворчит Жан.
- Что сказал? Мог бы идею получше подкинуть!!! - зло зашипел шатен, сталкиваясь лбом со своим извечным соперником.
- Да вы меня даже слушать не стали!!! - зло завопил тот.
- Так, ребята. давайте жить дружно. - хмыкнул Райнер, растаскивая их в разные стороны.
- Верно сказал. - кивает Армин.
- Кстати, ПОЧЕМУ НЕ СПИТЕ??? НА ДЕЖУРСТВО ВДРУГ ЗАХОТЕЛОСЬ??? - как исчадие ада возник за их спинами Шадис. - Могу... - мужчина так и не договорил, потому что юные нарушители исчезли со скоростью света. - Вот же поганцы.

­­
­­

Музыка Руки в потолок.
Настроение: странное
Хочется: сладостей
Категории: Мои фанфики
Милая зараза - Репетитор-киллер Реборн, Баскетбол Куроко. Rony Key 16:34:13
- Бел-семпа~й, а вы знаете, что при~нцы - вымира~ющий вид? А принцы-потрошители - причи~на, по которой этот вид исчеза~ет? - задумчиво тянет Фран, ловко уворачиваясь от тройки стилетов.

- Ши-ши-ши... Тупая лягушка. Да когда же ты подохнешь? - зло шипит блондин, искренне недовольный тем, что так и не смог попасть по юркой девушке.

- А принцы разве могут руга~ться? Ах, как я могла забы~ть... Вы же - не~допринц...

- Сдохни!

- Споко~йнее, Бел-семпа~й. Не волну~йтесь. Нервные кле~тки та~к про~сто не восстана~вливаются.­.. - снова тянет девушка, задумчиво проследив за пролетевшими мимо стилетами. - Ва~ши но~жики опя~ть потеря~ются...

Итак по несколько раз в день. Конечно, иллюзионистка обладала поистине неисчерпаемым запасом шуток, которые неимоверно бесили окружающих. А еще ее извечный покерфейс, который выводил из себя окружающих гораздо больше, чем ее слова. Но даже ее это уже начало порядком утомлять.

В принципе, Фран уже давно стала подумывать о том, что ей стоит устроить себе отпуск. Мало того, что Бел-семпай пристал, как банный лист, и все время швыряется ножиками, так еще и Куроко неожиданно пропал из виду. А этого иллюзионистка стерпеть не смогла.

Старший любимый брат - Куроко Тецуя был обычным школьником и неплохим баскетболистом, получившим прозвище "Шестой призрачный игрок". Это одно уже вызывало восхищение у сестры, пусть и не родной, а приемной. Но вот то, что он еще и умел с абсолютно не читаемым лицом сказать правду (и при этом не огрести) - дорогого стоит. Лично у Фран пока так не получалось.

Но это не значит, что девушка не старалась. Правда, на ее правду ее почему-то постоянно пытались прибить. Ну или хотя бы пронзить ножиками (Бел-семпай в особенности). Видимо, правда - горькая штука, которая не всем по нраву. А может их раздражало ее вечно безэмоциональное лицо, которое она копировала у любимого братишки.

Самое смешное то, что Куроко знал, чем промышляет его сестренка и в восторге не был от слова совсем - негоже девочке находиться на передовой и рисковать своей жизнью, пусть та и прикрыта иллюзиями. Но ни у него, ни у нее никто не спросил, а просто нагло утащили ее обучаться. И дело с концом. С тех пор они не виделись, а ведь уже три года прошло. Хотя созванивались регулярно.

Парень рассказывал, что поступил в среднюю "Тейко", что вступил в баскетбольную команду и как у него происходят тренировки с так называемым Поколением чудес. И, если честно, Фран захотелось посмотреть на тех, о ком братишка рассказывает с таким восхищением. Тем более, Бел-семпай достал ее окончательно, когда недавно умудрился порвать ее любимый плащ! А остальные мало того, что не помогли, так еще и поржали!

Девушка промолчала, но затаила обиду. Ну не стоило этим мужланам забывать, что девушки - существа мстительные. Особенно, если у них ПМС. А Фран хоть обычно и ведет себя как парень, но она - все же существо слабого пола.

Так что на следующее утро особняк Варии встречала пустая комната девушки и записка:

Я уехала к са~мому-са~мому лучшему человеку на земле~! Всем не сдо~хнуть, пока меня не~т. Впро~чем, я и обра~тному результа~ту бу~ду ра~да. И, да~... Бел-семпа~й, найди~те другу~ю мише~нь, а то ва~ши но~жики сно~ва слома~ются... Или потеря~ются.



Думаю не стоит сообщать, как Бел-семпай был "счастлив". В одно мгновение ему очень-очень захотелось отправиться за этой мелкой доставучей заразой и приволочь ее обратно. А еще, желательно, убить предмет восхищения лягушки. Еще чего не хватало, чтобы кохай восхищался кем-то другим!

В это время Фран уже спокойно топала по Токио, направляясь в сторону средней школы "Тейко". Топографическим кретинизмом она не страдала, так что заблудиться не боялась. Иллюзионистка довольно хмыкнула, стоило ей представить ошалевшие рожи капитанов Варии. Она даже будто наяву услышала недовольное громкое "ВРООООЙ!!!" Скуало, который, наверняка, постарается смахуть свое раздражение на ком-нибудь из окружающих.

Девушка бесшумной тенью прошмыгнула мимо довольно-таки большой толпы школьниц, которые с восторженными ахами окружили высокого блондина. Вообще, он был ничего такой - симпатичный. Но у Фран с блондинами не складывалось совершенно, а Бел - вообще дополнительный стимул, чтобы держаться от них как можно дальше. Еще одного психа нервная система лягушки не выдержит. Хотя тут скорее - нервная система окружающих.

Куроко, как девушка и предпологала, нашелся в баскетбольном зале. По мимо него тут еще были четыре парня с разноцветными волосами и девушка, недовольно что-то выговаривающая синеволосому мулату. Вообще, синий цвет - вызывал у иллюзионистки стойкую неприязнь (Мукуро был откровенно странной личностью, с которой девушка пересекаться не хотела в принципе. Но раз уж он ее учитель... Можно и потерпеть).

- Куро-нии... Я сбежа~ла от этих сади~стов... - тянет Фран, лениво приподнимая руку и помахиваю ею в воздухе. Кажется, ее неожиданное появление довольно сильно напугало окружающих - вон как вздрогнули. Тецуя на это лишь покачал головой - поживи с любым иллюзионистом под крышей больше двух лет и не такому перестанешь удивляться. - У меня пока о~тпуск... Пра~вда, я об э~том никому не сказа~ла... Как думаешь, они будут си~льно зли~ться?

- Определенно. Сними уже эту дурацкую шапку. - Куроко как всегда говорит коротко и по существу. Видимо, он уже успел заметить абсолютно круглые глаза друзей, рассматривающих огромную черную шапку в виде головы лягушки.

- Бел-семпа~й сказал, что он меня препари~рует, если я это сде~лаю... - лениво тянет Фран, но послушно шевелит пальцами и шапка растворяется, вызвав легкий удивленный вздох. - А я не хочу~ напомина~ть ка~ктус.

- Я его сам препарирую. - Лицо братика как всегда не выражает ни единой эмоции. Впрочем, это не может обмануть девушку - его с головой выдает внимательный цепкий взгляд, обещающий сильные неприятности этому самому Белу. Кто сказал, что если один ребенок в мафии, то и другой с ней не связан? - Ты почему вообще здесь, а не... там?

Нет, в принципе баскетболист не является киллером или мафиози, но, если нужно, защитить и себя, и младшую сестру сможет. А фантазия у него еще более богатая чем у Бела - Фран сравнивала и, что удивительно, сравнение было не в пользу принца-патрошителя.­ А это говорило о многом.

- Бел-семпа~й сказал мне исче~знуть... Я вы~полнила просьбу не~допри~нца... Интере~сно, он теперь меня убье~т? - выражение лица девушки не изменилось ни на дюйм. Видимо, ее особо не пугало все происходящее. - Я остановлюсь у тебя... Мне пока не~куда идти...

- Какая мелкая. Раздавлю. - к Фран подошел какой-то высокий гигант с фиолетовыми волосами и навис сверху. Иллюзионистка безразлично посмотрела на него:

- Ты так мно~го ешь... Поче~му ты все еще не то~лстый? А ты зна~ешь, что есть много сладкого опа~сно для здоро~вья? Са~харный диабе~т, га~стрит, диаре~я, несваре~ние, крова~вая рво~та, дово~льно нелицеприя~тная смерть, не та~к ли? - уточнила девушка и, под ошалелыми взглядами растворилась в воздухе, а потом неожиданно оказалась рядом с дверью. - Если бы я сейча~с напа~ла, то ты уже был бы ме~ртв...

- Не пугай их, Фран. - Хмыкнул Куроко. - Давай-ка я лучше вас друг другу представлю. Это Фран Куроко - моя младшая приемная сестренка. Голову оторву любому, кто ее обидит. - Впрочем, баскетболист благоразумно не стал добавлять, что во-первых, девушка с этим и сама прекрасно справится. А во-вторых, есть уже один индивид, чью прерагативу парень отнимать не намерен. - Теперь вы. Это Момои Сацуки, Мидорима Шинтаро, Акаши Сейджуро, Аомине Дайки и Мурасакибара Ацуши.

- Краси~вая... А гру~дь обяза~тельно так обтя~гивать? Не тяжело~ дыша~ть? - Момои покраснела как помидор и резко отвернулась. Кажется, от такой наглости она не знала, что тут можно сказать.

- Ма~льчик-е~лочка, поме~шанный на талисма~нах. Ми~ло. - Мидорима недовольно нахмурился и поправил очки.

- Везе~т мне ка~к-то на пси~хов. Ра~ньше я зна~ла только при~нца-потроши~тел­я, а тепе~рь у меня~ в знако~мых еще и импера~тор с раздвое~нием ли~чности. А я вро~де бы не пропи~сывалась в дурдо~ме. - Рука Акаши сама потянулась к ножницам. - Бесполе~зно... Я ведь все равно~ уверну~сь... Тем бо~лее вам далеко~ до Бел-семпа~я.

- Ты похо~ж на кота... Та~к же только спи~шь да жре~шь... Не тяжело~? - Аомине бросил предостерегающий взгляд на Фран, но та его успешно проигнорировала.

- Ма~льчику со сла~достями я уже~ все сказа~ла. Но поверь моему о~пыту... Это дово~льно неприя~тная сме~рть. В моей пра~ктике быва~ло вся~кое. - Ацуши покосился на пачку чипсов в своей руке и - О ЧУДО! - отложил ее в сторону.

- А теперь ты что будешь делать? - задумчиво спросила Куроко, когда они с сестрой возвращались с тренировки домой. Та пожала плечами и задумчиво прикусила губу:

- Прятаться от Бел-семпая. - в присутствие брата девушка всегда говорила нормально. Все же, это почти единственный человек, которого ей не хочется бесить. - Он наверняка будет ОЧЕНЬ зол... Не удивлюсь, если вскоре заявится сюда за мной...

- Так дорожит тобой? - в голосе Тецуи прозвенела насмешка. В это мало верилось. Вернее, верилось-то хорошо (особенно по рассказам Фран), но сама иллюзионистка почему-то считала, что блондин ее искренне ненавидит. Сам же Куроко изредка думал, что поведение Бельфегора сильно напоминает ученика начальной школы, который старается привлечь внимание понравившейся девочки через дерганье за косички и удары тряпкой.

Правда, мафия - не школа. Вот и ухаживания тут довольно-таки специфические. Ножики да различные другие колюще-режущие предметы. А сама Фран ни сном, ни духом! И ведь даже не подумает, зараза! Или это такая защитная реакция?

- Нет. Просто Бел-семпай довольно-таки эгоцентричен, а значит все должно вертеться вокруг него. А я, как ты понял, вышла из его "вселенной". Вот он и явится устранять проблему и возвращать блудную "планету".

- Ну, посмотрим. - хмыкает Куроко, ловко притягивая младшую сестру к себе за талию. Посмотрит он на этого... ухажера. И, может быть, даже разрешит ему ухаживать за иллюзионисткой, если Бел ему понравится, конечно.

Все же, каким бы Куроко слабаком не выглядел, но он далеко не так беспомощен, как думают окружающие. А уж защитить любимую семью парень сумеет. Главное, чтобы про это не пронюхала Фран. А то ведь и присоединиться захочет. А как ему объяснить младшему офицеру Варии, что для него это слишком опасно?

Верно, никак. Таких самоубийц пока еще нет. Потому что девушка наверняка сделает все назло - из чистой вредности и чувства противоречия.

­­

Музыка Босс теперь он
Настроение: интересное
Хочется: веселья.
Категории: Мои фанфики
среда, 15 августа 2018 г.
. Дармрихь 12:13:57
­­­­
ооооооооооооооооооо­оооооооооооооооооооо­оооооооооооооооооооо­ооооооо

Ёрмунганд (Йормунганд, «великанский посох»), также именуемый Мидгардсорм — морской змей из скандинавской мифологии, третий сын Локи и великанши Ангрбоды.

ооооооооооооооооооо­оооооооооооооооооооо­оооооооооооооооооооо­ооооооо


Согласно «Младшей Эдде», Один забрал у Локи троих детей — Фенрира, Хель и Ёрмунганда, которого бросил в окружающий Мидгард океан. Змей вырос таким огромным, что опоясал всю Землю и вцепился в свой собственный хвост. За это Ёрмунганд получил прозвище «Змей Мидгарда» или «Мирового Змея». В Рагнарёке (финальной битве богов) Мидгардсорм и Тор, будучи вечными противниками, убивают друг друга.

МИФЫ
Сохранилось три мифа, описывающих встречи Тора и Ёрмунганда.


"Поднять кошку"
Впервые Тор встретил Змея в образе гигантского кота, в которого его превратил Утгарда-Локи. Одним из заданий, полученных Тором от Утгарда-Локи, было поднять кошку. Разумеется, Тор не смог поднять чудовище целиком. Всё, что ему удалось, это заставить мнимую кошку оторвать одну лапу от пола. Однако даже это Утгарда-Локи назвал величайшим деянием, когда раскрыл обман.
Это сказание встречается только в «Младшей Эдде».

"Рыбалка Тора"
Следующая встреча произошла, когда Тор отправился на рыбалку с великаном Гимиром. Великан не хотел брать с собой Аса, отказывался предоставить Тору наживку для рыбы и не хотел грести. Тогда Тор убил самого большого быка из стада Гимира, взял в качестве приманки бычью голову и сказал, что сам сядет на вёсла. Гимиру пришлось взять Тора с собой в море.
Через какое-то время Гимир сказал, что они заплыли достаточно далеко и плыть дальше становится опасно из-за Мирового Змея, но Тор продолжал грести. Гимир был очень этим недоволен, и вот Тор, наконец, остановился.
Тор приготовил крепкую леску и большой крючок, на который насадил бычью голову — и Ёрмунганд попался на приманку. Почувствовав, как крючок впился в нёбо, Мидгардсорм рванулся так, что кулаки Тора ударились о борт лодки. Тор приготовился к долгой борьбе, но дно лодки не выдержало и проломилось. Тогда Тор уперся ногами прямо в морское дно и подтащил Мирового Змея к самому борту. Ас и Мировой Змей смотрели друг на друга с ненавистью, и яд капал из пасти Ёрмунганда.
Тор хотел уже было убить Змея своим молотом, но Гимир перерезал леску, протянувшуюся через борт лодки, и Змей погрузился в море. Тор пустил Мьёллнир вслед Змею и, говорят, даже размозжил ему голову. Но всё-таки Змей и по сей день жив и лежит на дне моря.
Миф об этой встрече очень популярен в древнескандинавском­ искусстве.

"Последняя битва"
Их последняя встреча произойдёт в Рагнарёк, когда Ёрмунганд выйдет из океана и отравит небо. Тор снесёт Ёрмунганду голову, но успеет отойти лишь на девять шагов — поток яда из пасти мёртвого чудовища убьёт его.

Главные источники мифов о Ёрмунганде — это «Младшая Эдда», Хусдрапа, Хюмисквида и Прорицание вёльвы. Менее значительные источники включают кеннинги в скальдической поэзии. Например, в Торсдрапе, Локи упоминаетсяв кеннинге, как «отец морской нити».

Категории: Статьи
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В итоге - птицы не улетают
вовремя в Африку, типы вроде меня
реже и реже возвращаются восвояси,
квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо еще и платить за это.
"Чем банальнее климат, - как ты заметил, -
тем будущее быстрей становится настоящим".

XII

Жарким июльским утром температура тела
падает, чтоб достичь нуля.
Горизонтальная масса в морге
выглядит как сырье садовой
скульптуры. Начиная с разрыва сердца
и кончая окаменелостью. В этот раз
слова не подействуют: мой язык
для тебя уже больше не иностранный,
чтобы прислушиваться. И нельзя
вступить в то же облако дважды. Даже
если ты бог. Тем более, если нет.

XIII

Зимой глобус мысленно сплющивается. Широты
наползают, особенно в сумерках, друг на друга.
Альпы им не препятствуют. Пахнет оледененьем.
Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом.
В просторечии - будущим. Ибо оледененье
есть категория будущего, которое есть пора,
когда больше уже никого не любишь,
даже себя. Когда надеваешь вещи
на себя без расчета все это внезапно скинуть
в чьей-нибудь комнате, и когда не можешь
выйти из дому в одной голубой рубашке,
не говоря - нагим. Я многому научился
у тебя, но не этому. В определенном смысле,
в будущем нет никого; в определенном смысле,
в будущем нам никто не дорог.
Конечно, там всюду маячат морены и сталактиты,
точно с потекшим контуром лувры и небоскребы.
Конечно, там кто-то движется: мамонты или
жуки-мутанты из алюминия, некоторые - на лыжах.
Но ты был богом субтропиков с правом надзора над
смешанным лесом и черноземной зоной -
над этой родиной прошлого. В будущем его нет,
и там тебе делать нечего. То-то оно наползает
зимой на отроги Альп, на милые Апеннины,
отхватывая то лужайку с ее цветком, то просто
что-нибудь вечнозеленое: магнолию, ветку лавра;
и не только зимой. Будущее всегда
настает, когда кто-нибудь умирает.
Особенно человек. Тем более - если бог.

XIV

Раскрашенная в цвета зари собака
лает в спину прохожего цвета ночи.

XV

В прошлом те, кого любишь, не умирают!
В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу.
В прошлом лацканы уже; единственные полуботинки
дымятся у батареи, как развалины буги-вуги.
В прошлом стынущая скамейка
напоминает обилием перекладин
обезумевший знак равенства. В прошлом ветер
до сих пор будоражит смесь
латыни с глаголицей в голом парке:
жэ, че, ша, ща плюс икс, игрек, зет,
и ты звонко смеешься: "Как говорил ваш вождь,
ничего не знаю лучше абракадабры".

XVI

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну. Один караваджо равняется двум бернини,
оборачиваясь шерстяным кашне
или арией в Опере. Эти метаморфозы,
теперь оставшиеся без присмотра,
продолжаются по инерции. Другие предметы, впрочем,
затвердевают в том качестве, в котором ты их оставил,
отчего они больше не по карману
никому. Демонстрация преданности? Просто склонность
к монументальности? Или это в двери
нагло ломится будущее, и непроданная душа
у нас на глазах приобретает статус
классики, красного дерева, яичка от Фаберже?
Вероятней последнее. Что - тоже метаморфоза
и тоже твоя заслуга. Мне не из чего сплести
венок, чтоб как-то украсить чело твое на исходе
этого чрезвычайно сухого года.
В дурно обставленной, но большой квартире,
как собака, оставшаяся без пастуха,
я опускаюсь на четвереньки
и скребу когтями паркет, точно под ним зарыто -
потому что оттуда идет тепло -
твое теперешнее существованье.
В дальнем конце коридора гремят посудой;
за дверью шуршат подолы и тянет стужей.
"Вертумн, - я шепчу, прижимаясь к коричневой половице
мокрой щекою, - Вертумн, вернись".

1990

Категории: Стихи
понедельник, 13 августа 2018 г.
мифология Ирландия и не только камышинка2 07:17:55
Агишки
в ирландском фольклоре опасный водяной конь
Ирландский Агишки — то же, что и шотландский Эх-Уишге. "Йейтс в "Ирландских волшебных и народных сказках" (396) рассказывает нам, что агишки некогда были широко распространены, выходили из воды — особенно, похоже, в ноябре — и скакали по дюнам и по полям, и если людям удавалось согнать такого коня с поля, оседлать и взнуздать его, то он становился лучшим из коней. Но ездить на нем нужно было только по большой земле, потому что стоило ему только завидеть соленую воду, как он бросался стремглав к ней, унося с собой седока, завлекал его в море и там пожирал.
Может агишки кормиться и более безобидным способом: случается, что он попросту ворует домашний скот у крестьян или разрывает могилы на кладбище, пожирая свежепохороненные трупы. Однако такое поведение плотоядного подводного жильца также не радует обитателей ирландских деревень, а потому время от времени находятся храбрецы, которые берутся покончить с докучливым соседством. Тело убитого агишки остается лежать на берегу лишь до восхода солнца, после чего превращается в студенистую массу, которую местные жители считают светом упавшей звезды.

"Название Келпи скорее всего родственно ирл. "calpach" — "бычок", "жеребёнок"." (2), другой вариант этимологии слова: вероятно, от "kelp" — морских водорослей, возможно, от гэльского cailpcach (яловичная кожа, яловка).
Другое название келпи на острове Мэн — глэйштн (glashtyn). Глэйштн описан как гоблин, который часто выходит из воды и схож с брауни острова Мэн. Как и келпи, глэйштн появляется как лошадь — точнее, как серый жеребенок. Его можно часто увидеть на берегах озер, причем исключительно ночью.
Мрачная и величественная фигура этой речной лошадки однако овеяна менее печальной славой, нежели кровавый образ ее озерного собрата. Всем своим видом келпи как бы приглашает прохожего сесть на себя, а когда тот поддается на уловку — прыгает вместе с седоком в реку. Человек мгновенно вымокает до нитки, а келпи исчезает, причем его исчезновение сопровождается грохотом и ослепительной вспышкой. Но порой, когда келпи чем-то рассержен, он разрывает свою жертву на куски и пожирает.
Древние скотты называли эти создания водяными келпи, лошадьми, быками или просто духами, а матери испокон веку запрещали малышам играть близко от берега реки или озера: чудовище, или что там водится, может принять образ скачущей галопом лошади, схватить малыша, усадить себе на спину и затем с беспомощным маленьким всадником погрузиться в пучину.Это оборотень, способный превращаться в животных и в человека (как правило, келпи перекидывается в молодого мужчину с всклокоченными волосами). У него дурная привычка пугать путников — он то выскакивает из-за спины, то неожиданно прыгает на плечи. Перед штормом многие слышат, как келпи воет. Гораздо чаще, чем человеческое, келпи принимает обличье лошади, чаще всего черного цвета, однако иногда упоминается и белая шерсть; бывает, у него на лбу вырастают два длинных рога, и тогда он смахивает на помесь коня с быком. Иногда говорят, что у него светятся глаза, либо они полны слез, и взгляд его вызывает озноб или притягивает как магнит. Более причудливое описание келпи дано в Абердинском бестиарии: якобы грива его состоит из маленьких пламенных змей, вьющихся меж собой и изрыгающих огонь и серу.
Банши
в кельтском (прежде всего ирландском) фольклоре женщина-призрак, явление или крик (стоны) которой предвещает смерть
… за стенами большого дома раздался тончайший чистейший протяжный звук, словно кто-то провел ногтем по краске или кто-то скользит по сухому стволу дерева. Затем послышался чей-то слабый стон и нечто похожее на рыдание…

— Сказать, что это за звук, малыш? Банши!

— Что? — вскричал я.

— Банши! — сказал он. — Духи старух, которые появляются на дорогах за час до чьей-то смерти. Вот что это за звуки! — Он поднял жалюзи и посмотрел в окно. — Ш-ш! Может, они... по наши души!

— Да брось ты, Джон! — тихо усмехнулся я.

— Нет, малыш, нет. — Он вперился в темноту, смакуя свою мелодраму. — Я живу здесь два года. Смерть повсюду. Банши всегда знает!

Рэй Брэдбери "Зеленые тени, Белый Кит"

Растиражированный в массовой культуре образ «ирландской» банши известен под англоязычным названием. Собственно, русскоязычные «бэнши», «банши» или «баньши» — это калька с английского Banshee. У самих ирландцев этот персонаж называется по-разному, хотя, конечно, общепринятым "bean sdhe" (bean — "женщина", и sdhe — Ши или Сид, то есть "потусторонний мир"). Между тем, в графствах Лимерик, Типперэри и Мэйо обычным является имя an bean chaointe, что дословно обозначает "плакальщицу". В юго-восточной части Ирландии имя банши образовано от ирландского слова badhbh (бадб), обозначающего агрессивную, страшную и опасную женщину. В средние века в Ирландии имя Badhbh принадлежало богине войны. В графствах Лиишь, Килкенни и Типперэри распространено имя boshenta (бошента), производное от badhbh chaointe. В Уотерфорде банши называют bibe — байб. В Карлоу, Уэксфорде, а также на юге графств Килдэр и Уиклоу распространено имя bow — бау.

Получается, образ ирландский, а известен под английским псевдонимом. И то, что англичане за основу брали-таки ирландский оригинал (bean s или bean sdhe), положения не спасает. Объясню почему. Как оказалось, на островах есть достаточно своих персонажей, которые выполняют аналогичные функции (предсказание близкой смерти) и даже могут несколько походить внешним своим видом, но вот по поведенческим характеристикам отличаются весьма существенно.
Возьмем к примеру Шотландию. Там есть бен-нийе (Bean Nighe) и бааван ши (Baobhan Sith). Первый персонаж, имя которого переводят как "Маленькая прачка у брода"
свои появлением и стиркой окровавленной одежды у реки, так же предвещает смерть. Второй образ, хотя по имени он вроде и ближе к банши, больше напоминает злобного суккуба. На Высокогорье есть и другие аналогичные образы (Кинег, Киньчех...). А вот другая часть Британии — Уэльс. Здесь можно познакомиться с такими персонами как Гурах-и-Р'ибин (Gwrach Y Rhibyn) и Кэхэриэт (Cyhyraet). Первый персонаж, как рассказывают, не вопли издает и не плач, а конкретно причитает отдельно по мужчинам, женщинам, детям; второй — больше голос, нежели визуально наблюдемый образ Наличие такого числа аналогов — и лингвистических, и фольклорных — закономерно приводят к размытию границ и смешению образов. Потому сегодня можно встретить такие описания банши, где она не предсказывает, а навлекает смерть; где банши предстает в виде уродливой старухи, а не загадочной красавицы-призрака;­ где она не заботится о своих родственниках, а демонстрирует очевидно суккубистое поведение, соблазняя и убивая молодых парней.

Если Вам попадаются такие описания банши, то имейте в виду — это не ирландские банши. Это — что-то или кто-то иной.
Собственно ирландская «плакальщица» — это хотя и грустный, но скорее романтический образ волшебной женщины, которая предчувствует гибель одного из членов опекаемого ей клана.Да, если шотландская банши является скорее демоном, то ирландская — больше фея. Хотя по смыслу правильнее называть ее просто «волшебная женщина». Это будет правильный перевод. Но перевод литературный, так как дословно ее имя — bean s или bean sdhe — означает «женщина из Ши», т.е. «женщина холмов» или «женщина из холмов».

Почему из Холмов? Здесь необходимо дать небольшое пояснение.

Ирландская мифология имеет одну занимательную особенность — она во многом исторична. Здесь имеется в виду, что тамошняя мифология представляет собой историю последовательного заселения (завоевания) острова различными племенами. Если коротко, то эта история выглядит следующим образом:

Первые люди появились на острове еще до потопа, после раздела народов во время строительства "Башни Нимрода" (Вавилонской башни). После множества скитаний они осели таки в Ирландии, но волны всемирного потопа смыли все их следы. После потопа первыми Ирландию заселили партолонцы (люди, ведомые Партолоном — это имя происходит от искаженного латинского «Варфоломей», которое значит «сын того, кто останавливает воды», а именно — воды потопа). Этот народ приплыл с запада, где ирландцы помещали волшебную страну (Остров Живых, Остров Блаженных, Остров Мертвых — запомним это место), и занимался земельным обустройством Ирландии. Воюя с фоморами, партолонцы долгое время господствовали в Ирландии, но однажды страшная эпидемия выкосила их буквально в течение недели.

Согласно «Книге Бурой Коровы», спустя 30 лет после смерти племени Партолона в страну прибыли новые поселенцы, во главе с Немедом. Как и племя Партолона, эти люди (дети Немеда) пришли из Страны Мертвых. Как и партолонцы, они долго воевали с фоморами и в конце концов проиграли. После решающей битвы в живых остались только тридцать потомков Немеда, во главе с его наследниками. Какое-то время выжившие скитались по стране, прячась от захватчиков, но болезни и гнет фоморов вынудили их покинуть родную Ирландию. Иаборн увел своих людей на «Север Мира», где дал начало новому племени туатов. Старн увёл своих людей в Грецию, откуда его потомки вернулись в Ирландию, известные как Фир Болг.

Первыми на историческую родину вернулись племена Фир Болг (народ мешков), Самым известным среди них был Эохайд Мак Эрк, взявший в жены Тайльтиу, дочь короля Страны Мертвых. Спустя некоторое время в Ирландия решили вернуться и потомки Иаборна, за время изгнания на Северных островах весьма поднаторевшие в магических искусствах. Эти товарищи стали известны под именем туатов — Туата Де Дананн или племена богини Дану (богиня созидания, мать-прародительниц­а основной группы богов ирландской мифологии). После ряда исторических событий они по-братски разделили всю территорию Ирландии: Фир Болг получали Коннахт, а туаты — всю оставшуюся Ирландию.

Последними пришли на землю Ирландии "дети Миля" (милезы или гойделы). По легенде, они приплыли из Испании (историки-рационали­сты считали, что так была локализована мифическая Страна Мертвых, располагавшаяся на Западе мира). Там, в районе современной Ла-Коруньи, один гойдел построил большую башню и увидел с нее новую землю. Он был ею так очарован, что собрав с собой команду друзей (копий в 150), рванул на встречу приключениям. Однако отношения с туатами у этого гойдела не сложились и он был убит. Но у убитого в Испании остался дядя по имени Миль. И тот решил отомстить за племянника. Проект реализовался на редкость удачно: сыновья Миля полностью захватили Ирландию, заставив остатки племени Туата Де Дананн скрыться в "потустороннем мире", входы в который располагались в холмах (второй "потусторонний" мир — морской — видимо, принадлежит фоморам). С тех пор существуют две Ирландии: земная, человеколюдская и невидимая, страна королей Племен богини Дану, недоступная людям.

Так Племена богини Дану, они же туата, стали сидами или ши (sidhe) — народом холмов, живущим в "ином" мире, связанном в том числе и со смертью.

Именно к этому племени народная молва приписывает и банши, о чем наглядно свидетельствует ее имя ("женщина из холмов"). То есть, банши — это своего рода фея смерти, раскрывающая или предчувствующая разрыв границы между Этим миром и Тем, между жизнью и смертью.

С другой стороны, банши очевидным образом связаны с конкретными ирландскими родами-семьями. Поговаривают, что у каждой ирландской семьи, чьи фамилии начинаются на "О' " и "Мак", есть своя "плакальщица", вестница смерти. И она сопровождает своих подопечных в течение веков, даже если они переселяются на другие континенты. Вместе с тем, авторитетные исследователи утверждают, что список фамилий таких родов, у которых есть банши, гораздо шире. Он включает также семьи, происходящие от викингов и англо-норманнов, то есть семьи, которые поселились в Ирландии до XVII века (*). В такой интерпретации получается, что банши — это своего рода дух семьи, его опекун, который искренне страдает, предчувствуя смерть кого-то из "своей". Поговаривают, что банши является не просто иномирным покровителем конкретного ирландского рода, но одним из его представителей. Умерших представителей...

Бузинная матушка
в фольклоре Скандинавии и Британии дух-хранитель бузины, нещадно мстящий за порчу своего дерева без спроса
Из всех преданий о волшебных деревьях Англии традиция, связанная с бузиной, оказалась наиболее долговечной. Бузина ассоциировалась с ведьмами, иногда с феями, а порой жила самостоятельной жизнью, как дриады или богини. Цветы и плоды бузины использовались для вина, ветвями отгоняли мух, считалось, что добрые феи укрывались под бузиной от ведьм и злых духов. С другой стороны, в Оксфордшире и центральных графствах существовало поверье, будто в бузину превращаются ведьмы и, если срубить ветку, дерево будет кровоточить. Ведьма из Роллрайт-Стоуна, согласно легенде, могла принимать вид бузины. Рассказывают множество историй о несчастьях, постигших людей, которые осмелились срубить священный колючий кустарник. Считалось, что некоторые деревья населены феями, а другие — демонами; если два колючих куста и куст бузины росли близко друг к другу, значит, в них обитали три злых духа.
Крестьянин, попытавшийся срубить ветку священной бузины, нависавшую над священным колодцем, накликал беду на свою голову. Он сделал три попытки; дважды останавливался, потому что ему чудилось, будто горит его дом, но убеждался, что это лишь наваждение. В третий раз он решил не поддаваться, срубил ветку и понёс её домой, но тут обнаружил на месте своей хижины пепелище. Этот крестьянин пренебрёг предостережением.


Дуллахан
в ирландском фольклоре всадник или управляющий повозкой, голова которого находится у него в правой руке
Калли Барри
сверхъестественная ведьма в фольклоре Ольстера*, североирландская разновидность шотландской Кальях Варе
Килох вайра
сверхъестественная ведьма в ирландском фольклоре, одичавшая разновидность шотландской Кальях Варе
Клурикон
особенно склонная к воровству разновидность лепрекона

Ланнан-ши
в фольклоре Ирландии и острова Мэн дух-вампир, который является жертве в образе прекрасной женщины, оставаясь невидимым для окружающих

Лепрекон
в ирландском фольклоре озорной фэйри, хранящий золото

Лисы-оборотни
лисы-оборотни, присутствующие под различными названиями в ряде культур — от Ирландии до Японии

Мерроу
ирландские русалки, с рыбьим хвостом и небольшими перепонками между пальцами

Неистовый гон
в британской мифологии своры сверхъестественных собак, преследующих грешников или предвещающих гибель тем, кто их увидит

Сиды
в ирландской мифологии божественные существа, живущие внутри холмов

Слуа
мертвое воинство в шотландском и ирландском фольклоре

Сотрапезник
в ирландском фольклоре паразитирующее существо в облике тритона, незримо сидящее рядом с человеком, принимающим пищу, и вместе с ней проникающее к нему в организм

Фахан
в шотландской и ирландской мифологии чудовищный великан с одним глазом, одной ногой и одной рукой, растущей из середины груди

Шелки
в поверьях островов к северу от Шотландии морской народ, люди-тюлени, родственницы сирен и русалок

Эльфы
волшебный народ в германо-скандинавск­ом и кельтском фольклоре, а также в многочисленных мирах фэнтези
Каждый, кто когда-либо брал в руки... камышинка2 06:15:46
­­ ­­

Каждый, кто когда-либо брал в руки книгу по Северной мифологии, знает о конфликте между богами и великанами. Его часто изображают как бесконечную дуалистическую борьбу между силами добра и зла, порядка и хаоса, созидания и разрушения. Однако, как часто бывает с путями древних, суть дела значительно более сложна, чем её обычно видят...

Наши предшественники имели несколько терминов для расы гигантских существ. Трудно различить их по контексту, так как слова эти были практически взаимозаменяемыми. В наши дни для ясности Эдред Торссон (Edred Thorsson) структурировал терминологию таким образом:
- самые мудрые, могучие, исполненные магии названы ётунами (jtnar, единственное число jtunn, возможный перевод - «едоки»(?));
- огромные обитатели гор именуются великанами или рисами (rsar - «великаны»);
-неуправляемые, слабо наделённые сознанием силы природы – турсами;
-и слово «тролли» - (как это было в прежние времена) используется как обобщенное для всех несносных сверхъестественных существ.
Множество их упоминается коллективно как «родня ётунов» или «дети Имира», так как они все родились из тела двуполого пра-йотуна Имира ещё до того, как Водан и его братья Имира убили и создали из его тела мир.
Все, кажется, согласны, что род ётунов - в основном существа неукрощённой природы, и могут быть чрезвычайно опасны и/или разрушительны. Так как «Книга ритуалов Клана Ворона» (Raven Kindred Ritual Book) пишет, что «Ётуны - божества всех тех вещей, которые люди не могут контролировать. Ваны - боги растущих посевов, Ётуны - боги реки, которая затопляет и смывает прочь эти посевы, или торнадо, который уничтожают весь ваш дом. Поэтому они устрашают и поэтому мы полагаем, что они являются злыми.
Ётунам не поклоняются в современном Асатру, но есть некоторые свидетельства, что им приносили жертвы в древности. В этом случае, жертвы, вероятно, были скорее принесены «им», чем разделены «с ними», как это происходит в случае Ванов и Асов. Было бы неуместным принимать их как друзья и братьев таким же образом, каким мы принимаем наших Богов. Нельзя принять ураган или лесной пожар; поступать так - безумие. Тем не менее, мы должны также помнить, что хотя мы видим их деяния как зло, они, по сути, не злы. Шторм уничтожает посевы, но это также приносит очищение и возрождение. Мы, люди, являются только одним видом на этой планете, и, в конце концов, мы все и скоротечны, и не соответствуем естественной природе. Таков способ, которым действуют Ётуны, и не удивительно, что мы воспринимаем его как зло» .
Ётуны обитают в горах, на ледниках, вулканах, и во всех местах, которые слишком дики и опасны, чтобы там селились люди, так что тем; кто хочет увидеть Ётунхейм, воссозданный в реальности Мидгарда, достаточно лишь посмотреть на внутренние области Исландии, которые удерживают дети Имира. Там, где они живут, мы жить не можем, и наоборот. В обрядах изгнания различные представители племени ётунов также выделяются как специфические недобрые создания, подлежащие изгнанию.
Много воплощений сил космического разрушения так же отнесены к детям Имира: волки Сколь (Skll, Обман) и Хати (Hati, Ненависть) или Манагарм (Managarmr, Лунный Пёс), которые гонятся за Солнцем и Луной и проглотят их в Рагнарёкк - сыновья Ведьмы Железного Леса, которая, кажется, является Великой Матерью рода ётунов. Про волка Фенрира (Fenrir), сына Локи и Ангрбоды (Angrboa, Сулящая Горе), уже было сказано (прим. – см. раздел “Рагнарёк”). В конце времён некоторые представители ётунов, наиболее вероятно – дети Локи и гигант по имени Хрюм (Hrymr), будут сражаться против богов и богинь: Снорри сообщает нам, что все хримтурсы (инеистые великаны) явятся вместе с Хрюмом, но об этом не упоминается в поэтических источниках. В «Прорицании вёльвы» и «Речах Вафтруднира» племя ётунов в целом, кажется, играет небольшую роль. Мы знаем только, что Ётунхейм столь же встревожен, как и царства асов и двергов («Прорицание вёльвы», 48), и что тролльши мечутся, когда является Сурт (Surtr, Чёрный) и горы (их дома) рушатся (там же, 52). Главный источник разрушения во время Рагнарёка, и единственный повелитель противников богов, описанный в «Прорицании вёльвы» - Сурт и его огненные великаны – Муспили (Muspilli, в русскоязычной литературе термин не встречается), о которых пойдёт речь в конце данной главы.
Хотя племя ётунов представляет угрозу для людей и часто действует против богов и богинь, они не могут быть отвергнуты, как абсолютное зло. О многих невестах богов из рода ётунов уже шла речь в данной работе; мы помним, что отец Скади Тьяци (jazi) был представителем всего угрожающего в ётунах, да и она сама тоже – и ей же поклонялись как богине. Тонар – великий недруг ётунов, но одна из них является его возлюбленной, и так же Рыжебородый получал помощь от некоторых из них (см. «Скади, Герд, и другое невесты из ётунов»). Мимир (Mmir), советник и учитель Одина, был подобен ётунам, и нет ни одного из Асов, чьё происхождение нам известно, который не может претендовать на родство с этим племенем.
Отношения между богами и богинями и родом ётунов часто довольно неоднозначны: нередко боги приходят как гости в палаты ётунов, иногда даже с очевидно дружественными намерениями - хотя такие визиты обычно заканчиваются смертью великанов, как в финале «Речей Вафтруднира» и «Песни о Хюмире». Хотя Тонар иногда выглядит не слишком быстро соображающим, великий убийца ётунов должен был бы, несомненно, увидеть что-то чрезвычайно привлекательное в предложении Локи о «дружественном визите», когда отправился безоружным в палаты Гейррёда (Geirrr), если б было по-настоящему неслыханным богам и гигантам гостить друг у друга. Фактически, основным недостатком Тонара как гостя в чертогах ётунов (если ему непосредственно не бросают вызов), является его манера съедать по-великански всё в доме и вне его («Песнь о Хюмире», «Песнь о Трюме»). Тем не менее, пусть боги и богини и дети Имира не кажутся поклявшимися в вечной вражде и иногда удачно действуют вместе, всегда имеется значительная напряженность между ними – так же, как и между племенем ётунов и людьми: объяснение Тором причин, по которым он убивает великанов и великанш (рассматриваемое Д.Паксон ниже) указывает, что большинство детей Имира не может быть просто оставлено в покое - ради благополучного существования людей.
воскресенье, 12 августа 2018 г.
Обе стороны луны Чёрная Хельга 13:05:38
­­
Фанфик по Сейлор мун.
Мне не давала покоя мысль о паре Бани+Принц Алмаз, ну и нелюбовь к Такседо маску. Да и люди, со временем меняются. В итоге размышлений вышел наш с Ольгой фанфик.
***
­­

Новая королева Серинити. После всех событий сильно выросла и внешне и внутренне. При появления хрустального Токио, она всё думала о судьбе принца Алмаза, мсовсем не спеша замуж зи Такседо маска - Итимеона.
­­

Подробнее…***
- Что будем делать, Алмаз?- Сапфир, его вассал и его близкий друг приблизился к принцу, коснувшись его плеча,- уйдем на землю?
-Это вариант, но и там нам житья не будет... Есть у меня один вариант,- он поднял голову посмотрев куда-то на звезды,- надеюсь она примет нас.
-Она?
- Королева Серинити.
- Ты дурак, мы ее убить хотели...
- Но она нас спасла,- встрял Рубин.
- Я пойду один,- сказал Алмаз,- если не вернусь, уходите на землю, если она примет нас, я конечно буду просить за всех...
- Мы с тобой..
- НЕТ! Я уже один раз потерял вас, второго не будет. Ждите тут. Ээто приказ.
-Да. принц
- Ваше величество?
- А?
- Что вы думаете о свадьбе?
- Принц Итимеон молчит, а первая я с ним не заговорю, Марс.
- Но он любит вас...
- Он видит во мне ребёнка. Но я давно выросла.... Идём. Вроде, к нам гости прибыли.... Или гость.
- Это не гость ваше величество,- раздался голос Юпитера, которая на пару с Меркурием вели под конвоем Алмаза.
Тот спокойно шел вперед, к ней, причем вид у него был словно он не под конвоем идет, а эти девушки почетная стража при принце. Увидев ее он замер, сглотнув и приблизившись, опустился на одно колено.
- Ваше величество, вы стали еще прекраснее с нашей последней встречи,- эти слова не были лестью, они звучали как констатация факта.
- Принц Алмаз. Рада видеть вас. Как ваша рана? Не болит. Мне обещали, что кристалл воскресит всех, но я волновалась... А Сапфир как? А сёстры-преследовательницы, а Изумруд? Почему они не с вами? Неужели Менизисс стал светлее и теплее?
Серенити смотрела на принца с искренней радостью и теплом. Впрочем, девочки знали, что об Алмазе она всегда отзывалась с теплотой и нежностью
- Из всех остались только я, Сапфир, и Рубин с Изумруд, остальных уничтожила Черная королева, увы, даже кристалл в чем-то бессилен,- ответил он, поднявшись на ноги и посмотрев на королеву, стараясь конечно не сильно на нее пялится, но все равно не мог отвести взгляда. - Они пока на нейтральной полосе, дело в том что на темной части мы теперь изгнанники из-за того что не пожелали помогать королеве уничтожить планету. У нас было два пути идти к вам на поклон и просить протекции или прятаться на Земле.
-И ты приперся сюда,- фыркнула Юпитер.
-Да, я пришел просить вашего покровительства, хоть это и звучит как дерзость, но мы готовы принести вам клятву верности. ваше величество.
Серенити взяла Алмаза за руки.
- Некогда, ты защитил меня, Алмаз, не надеясь на воскрешение. Долг платежом красен. Зови сюда своих сородичей и пусть Хрустальный Токио станет вашим новым домом. Я буду рада вас принять. Надеюсь, остальные тоже.
Итемион рад не был, он помнил о любви Алмаза, но поделать ничего не мог. Серенити ведь правительница. Он обозвал королеву продажной девкой.
Алмаз улыбнулся, чуть сжав ее пальчики в своей руке.
- Благодарю, ваше величество, я отправлюсь за своими и мы вскоре вернемся.
Он поклонился, коснувшись губами ее руки и исчез.
В его действиях никогда не было раболепия, он всегда был горд, но сейчас, его благодарность и действия были искренними, вою гордость он давно закопал, что бы спасти оставшихся людей.
В этот вечер королева и Итемеон снова рассорились, маск добавил к продажной девке ещё пару совсем не лестных эпититов и даже распустил руки, за это он был изгнан из дворца на неделю. Он отправился злиться в горы, неподалёку от Токио, а Серенити ушла в сад.
- Я , всё же рада, Марс, что они выжили... Хотя жаль, что только они....
Марс стала самой близкой родругой Бани, как и Юпитер, хотя прежде с Марс они чуть недральсь.
- Вы бы их всех приняли?
- Я надеялась, что они остануться на Земле ещё тогда. Но я не умела, на столько управлять кристаллом.
- А сейчас вы смогли бы воскресить остальных?
- Не знаю, сейлор Марс.... Не знаю. Врял ли.
- Ваше величество, семья Черной луны прибыла,- сообщил ей мажордом. с поклоном,- куда их проводить?
О том, что чернолунные гости уже знали, остались только формальности, хотя ее советники все же потребовали что бы королева приняла от них всех магическую клятву верности.
- Ведите их в главный зал. Они принесутприсягу, потом покажем им их комнаты. Пусть пока поживут во дворце. И помните, Принцесса ИзумруджЖенщина, обеспечьте ей соответствующие удобства.
Серенити пошла в главный зал, принимать семью чёрной луны
Четверку чернолунных ввели в общий зал и они подойдя к трону остановились, опустившись на одно колено. Все они так и стояли, не поднимая голов, ожидая дальнейших указаний королевы.
Королева приняла присягу от каждого, всем сказав по паре добрых слов, потом подошла к Изумруд.
- Идём. Я провожу тебя в свою комнату. Остальных проводит мажордом. Принц, я буду рада, если вы вечером придёте в сад, к хрустальному фонтану.
- Конечно, ваше величество,- он поклонился и пошел с остальными.
Рубин то и дело оглядывался.
-Успокойся ты, никто не обидит твою невесту, обустроимся, потом переберешься к ней, или она к тебе, тут мы гости, так что будет все по их правилам.
-Я знаю... просто...
-Все будет хорошо.
Серенити привела Изумруд в её комнату.
- Комната Рубина рядом. Алмаза - напротив, Сапфир живёт бок о бок с Алмазом. Ну а моя в конце коридора, если тебе что-то надо - обращайся. А теперь отдыхай. Всё же вы проделали долгий путь.
- Спасибо, ваше величество,- она кивнула ей, улыбнувшись.
Парни тоже осмотрели комнаты и легли отдыхать, только Алмаз, искупавшись, оделся и пошел в сад, искать тот хрустальный фонтан.
Серенити тоже пошла к фонтану, встретив Алмаза, по дороге.
- Доброго вечера, ваше высочество. Вы и ваша семья хорошо устроились? Простите, что не дала вам отдохнуть, но... Вы всегда были не чужды прекрасного, а сегодня прекрасная ночь и фонтан тоже прекрасен. Я бы хотела разделить с вами эту красоту.
- Ничего, выспаться я всегда успею,- он галантно предложил ей руку, шагая рядом и посматривая на нее. – Ты очень изменилась,- проговорил он,- не только внешне. при прошлой нашей встрече я видел девочку, красивую, пугливую, но невероятно добрую, готовую простить даже врагов, сейчас я вижу невероятно сильную духом женщину, но все такую же добрую, для этого надо иметь очень много сил. Ты стала еще прекраснее, воительница луны, как внешне, так и душой... И никакие ночи не сравнятся с твоей красотой.
- Я очень жалею, что отвергла тогда твою любовь. принц- Алмаз, Ты видишь то, чего, до сих пор не видит принц Итимион.... Да, я повзрослела и многое поняла. И... - Девушка остановилась у фонтана и обернулась, глядя в глаза Алмазу. - Я жалею, что тогда отвергла твою любовь. Простишь ли ты меня, самый гордый из принцев тёмной луны?
- Бани,- он вспомнил ее земное имя, ему оно казалось милым и немного забавным,- Я любил тебя, и люблю сейчас, я готов тебе простить что угодно, даже если бы ты не приняла нас, даже если бы ты заперла меня в темнице или изгнала обратно на темную сторону, я не перестал бы тебя любить, ты забрала мое сердце, и назад я его не принял и не приму. Оно в твоей власти. как и я сам.
Серенити посмотрела в глаза, чуть вздрогнув, когда он назвал её земное имя. Девушка коснулась его щеки.
- Бани, значит зайка, как, впрочем, и Усаги... Ты спас меня, Алмаз. Я не забыла. И я бы не смогла ни изгнать тебя, Ни запереть. Впрочем, ты и так в темнице моего сердца. Но я хочу подарить тебе то, что ты желал отобрать у меня, когда-то силой.
Девушка подошла ближе и привстав на цыпочки, осторожно поцеловала принца в губы.
Он замер, удивленно на нее посмотрев, а потом обнял, ответив на ее поцелуй и перехватив инициативу, пусть только поцелуй, пусть между ним и нею стоит Итимион, но этот поцелуй только его. Отстранившись, когда совсем не стало воздуха он посмотрел в ее глаза и неохотно отпустил, отступив. Столько страсти и нежности, Ни принцесса на Бани, никогда не получала от Мамуро или Такседо маска, да и от Итемиона.
- И правда, сегодня волшебная ночь...
- Я же говорила. Алмаз, твоя семья может найти жтильё в городе, но я буду рада, если ты останешься в хрустальном дворце... И, да, ты можешь побороться за место моего супруга с Итимеоном
Он кивнул, посмотрев на звезды.
- Что для этого надо, что бы занять его место, я сделаю все что угодно, моя королева.
- Алмаз. Ты же мужчина. Неужели мне придётся учить тебя, как завоевать женщину? Но не путай вновь "завоевать" и "взять силой". Просто покажи мне, что ты лучше Итемеона.Онн улыбнулся и наклонившись снова едва заметно коснулся ее губ.
-Я тебя ему не отдам, особенно теперь, когда получил твое "благословение". Кстати, а где же мой соперник?
Серенити смотрела в небо. Её щёки ещё алели от поцелуев и чувств, которые те в ней будили.
- Принц Итимиеон был против того, чтобы я приняла вас. Он ревновал и весьма не прикрыто. Мы поругались, и я отослала его из дворца на неделю. Думаю, ты заслужил небольшую фору. Ты столько лет был вдали от нас...
- Вы поссорились из-за нас? Неприятно, но я не сильно расстроюсь. Продолжим нашу прогулку, ваше величество,- он улыбнулся ей, протянув руку,- в такую ночь грех спать.
- Мы вечно с ним ссоримся. Он уже не тот Такседо маск, которого вы помните, -девушка оперлась на руку принца.- Да. Тем более, я хочу показать вам ночную радугу.
-Я его вообще не помню,- сказал Алмаз, в то время его рядом с вами не было, я лишь видел его пару раз мельком, но познакомится у нас не было времени.
Он аккуратно придерживал ее под руку, шагая рядом.
- Это жаль, возможно, вы бы увидели тогда рос тки того, что я вижу теперь.
...
-Он ее околдовал.
- С чего ты взяла?
- Потому что она ведь любит Токседо, а сейчас не сводит с него влюбленного взгляда, это странно.
- Да, хотя она всегда о нем неплохо отзывалась.
- Вот именно, а ведь Алмаз самый могущественный колдун черной луны, сильнее только черная королева...
-Черт, что же делать?
- Не знаю, но пока отправляйся к Итимиону, надо сообщить о происходящем.
- Я знаю Такседо довольно долго, но оказалось, что не знаю вовсе, Алмаз. И.... Если подумать, то он спасал меня, рискуя жизнью, он подпадал под чары и пытался меня убить.... Когда я смогла противостоять тебе. я поняла, что тут что-то не так. И потом... Он всё ещё пытается изменить меня, как угодно ему. Он так и не принял, взрослую Серинити
Принц посмотрел на идущую рядом женщину и покачал головой, нет уж, он не хотел что бы она была какой-то другой, ему нравилась эта Серинити, а вот ее жених слепец, неужели он не видит что Бани так и осталась рядом. Впрочем помогать сопернику он не собирался, то что они ссорятся это ему на руку и он намерен был сделать так что бы Токседо еще больше отдалился от королевы, в любви как и на войне, все средства хороши, хотя и о чести он не собирался забывать, но от соперника намеревался избавится.
- Смотрите, вот ночная радуга!
Над фонтаном, стоящим в лунном свете, вправду дрожала радуга.
- Принц Итемеон даже не приемлет обряды луны, которые мне приходится проводить.... Идёмте, я покажу, --Она повела ео дальше. - Возможно, многие не поймут того, что я тянусь к тебе... Я ведь столько лет любила Такседо Маска. Но.. Я ведь и не рассказывала никому, что между нами происходит.
Он замер, смотря на чудо светлой стороны.
- Красиво, нет, невероятно восхитительно.
Алмаз полюбовался этой красотой, после чего последовал за девушкой, слушая ее и удивляясь ее подругам, неужели они настолько от нее отдалились после того как она стала королевой что не видят очевидного или это просто ему, как новому человеку видно со стороны лучше.
Девушка привела принца на окраину сада, над ними высился парящий храм.
- Вотчина Сейлор Марс, парящий храм. Во время ритуалов надо утром меня встречать.... Он этого не делает. Обряды луны дело не детское. Но я видела будущее, как погиб прошлый Хрустальный Токио. Это не вина мудреца или твоей семьи, это вина правителей, слишком беспечных, пренебрегающих своими обязанностями, во имя беспечности Я не хочу повторения. Маск, видимо хочет....
Девушка грустно смотрела на храм.
- А может он просто не понимает?- спросил Алмаз,- он не видел параллелей времени, не видел что может быть если совершить ошибку. У судьбы, у будущего сотни вариантов развития, один шаг и уже на другой тропе, хотя и кажется что этот шаг такая мелочь, и не видно что тропа уже не та...
- До семьи тёмной луны и после, у нас было много врагов. ВСе были опасны. До тёмной луны было уничтожено лунное королевство и воины родились на Земле. Мы едва нашли друг друга. Потом были ещё враги, потом были вы, потом ещё немало врагов. Скажи, Алмаз, что надо делать, чтобы защитить свой мир? Чтобы твоя дочь не шлялась в прошлое, рискуя собой? Чтобы не звала прошлую тебя спасать себя будущую?
-Я не знаю ответов на эти вопросы, Серенити, но теперь у тебя есть козырь, которого не было раньше- четыре сильнейших мага черной луны. знающий много уловок которые могут применить враги. А со временем, может мне удастся забрать еще шестерых воинов черной луны, они тоже из моей семьи, но пока далеко, среди звезд, так что у тебя будет еще больше союзников, так же у тебя есть друзья с дальней звезды, которые, уверен, придут на помощь. Что бы ни было в будущем, у тебя намного больше союзников.
- Вот именно. Надо не отвергать союзников, а привлекать. Да и самим неплохо стать сильнее. Ведь я ещё не знаю всех сил кристалла... Алмаз... Ты встретишь меня после обряда луны?
Посмотрев на нее, он улыбнулся.
- Конечно встречу,- ответил он, погладив ее ладошку.- расскажи когда он происходит и как и где и когда тебя надо встречать.
- Обряд пройдёт через день ночью. На рассвете тебе надо быть у храма. Ты будешь не один. Юпитер пойдёт с тобой... Обычноходит только она, но должны ходить она и Такседо. Но я говорила, что Итемеон игнорирует обряды.
- Хорошо, я запомню,- кивнул он, после чего глянул на храм еще раз,- идем обратно, тебе надо отдохнуть, да и я если честно на ногах держусь только за счет упрямства.
Серенити погладила Алмаза по щеке.
- Идём. Всё же вы ещё с дороги. Я, наверное, эгоистична. Но я слишком соскучилась.
-Мне тоже хотелось бы провести побольше времени с тобой наедине, но я устал, но потом обещаю, выучу твой распорядок и буду стараться почаще быть рядом.
- Мне будет приятно. Завтра вечером бал, в честь твоей семьи. Но днём отдохни хорошенько.
Девушка проводила принца, до его комнаты и поцеловала в уголок губ.
- Сладких снов, принц Алмаз.
- И тебе, самый спокойных снов, королева Серенити.
Он ушел, оставив ее, для себя же решил стать опорой для нее, даже если проиграет в схватке за место в ее сердце, но все равно он хотел что бы как можно меньше причин у нее было для грусти.
Серенити ушла к себе, но думала она об Алмазе и Такседо маске. Такседо сильно изменился. Он стал грубым. А какой Алмаз? Как изменили его эти годы?
Поворочавшись в постели он все же уснул, проспав до обеда, все же усталость и стресс дали о себе знать. Сапфир пару раз к нему заглядывал, но не будил, принцу он был предан как никто.
Рубин и Изумруд отправились в город, благо у них была протекция королевы и их принимали как равных ей в городе.
Мажордом предупредил Иумруд и остальных, о вечернем бале, и предложил им купить костюмы. На счёт королевы, разумеется. О том, как заработать, ни с королевой поговорят.
Серенити с утра заперлась в кабинете, работая и решая разные вопросы.
Отдохнув, Алмаз задумался о финансах, конечно за счет королевы это круто, но он все же был слишком горд, к тому же у него была пара задумок, так что до вечера он пропал в неизвестном направлении, Сапфир и остальные все же приобрели костюмы, хотя тоже им было неловко, но решили подождать что будет дальше. Алмаз вернулся и так же выбрав себе костюм, пошел к своим вассалам.
Прежде, чем принц встретился с вассалами его встретила Луна.
- Надеюсь, ты умеешь танцевать… Королева обожает танцы, хоть сама танцует не бог весть как...
- Умею, хотя наоборот, к танцам совершенно равнодушен,- проговорил Алмаз, пряча в карман пиджака прямоугольную коробочку.
Изумруд и Рубин уже были в зале, Сапфир же следовал за ним как тень, но Серенити еще не было там.
Появилась Венера с Артемисом, остальные воины и, последней, королева.
- Приветствую всех моих поданных. Приветствую, новых поданных, семью тёмной луны. Сегодня бал в честь вашей семьи, принц Алмаз. Надеюсь, вам будет хорошо и сегодня и в остальное время. А теперь, Сейлор Уран и Сейлор Нептун, Прошу вас, сыграть нам. Остальных прошу на танц пол!
Четверка только поклонились, Алмаз ничего не говорил, но едва все стали двигаться к танцполу подошел к Серенити.
- Разрешите вас пригласить на танец, ваше величество
Серенити с улыбкой склонила голову.
- Буду польщена, принц.
Девушка подала Алмазу руку.
Он взял ее руку и мягко поцеловал, после чего повел в круг танцующих.
Серенити, вправду, плохо танцевала, но Алмаз танцевал столь хорошо, что это было не так уж и заметно.
- Не спеши, зайка,- шепнул он, не старайся вести, слушай музыку, просто закрой глаза и слушай музыку, остальное доверь мне...
Бани улыбнулась. и закрыла глаза, доверившись своему партнёру. Как давно никто не называл её зайкой, как давно она не чувствовала того, что чувствовала сейчас. Этой нежной, хранящей силы, согретой любовью.
Алмаз вел ее в танце, постепенно главенство потерялось, они просто танцевали, следуя желанию друг друга, парные танцы это не просто движения, это доверие, умение читать мимолетные мысли партнера. Танец сменялся танцем, а он не бросал её, пока музыканты не взяли перерыв.
- Ты, наверное, устал, Алмаз. Идём, посидим на балконе. Там есть удобная скамья.
-Нет, не устал, но и правда стоит сделать перерыв,- под руку с серенити они отправились на балкон, под удивленные взгляды придворных.
Сев вместе с Алмазом на лавочку, девушка прислонилась к принцу.
- Если бы Итимион был так терпелив, я бы давно научилась танцевать много лучше, чем танцую... Маск вообще нетерпелив и резок.
Он мысленно вздохнул, да, Маск еще занимает в ее сердце слишком много места, она то и дело о нем говорит.
-Я хочу кое то тебе преподнести,- он достал из кармана коробочку. от которой ощутимо веяло магией и силой. Внутри лежал кулон в виде серпа луны, украшенного черными алмазами, в центре же висел звездный камень.
­­
Имя этого камня- Путеводная Звезда, очень давно он попал в мою семью, но его сила светлая, так что никто не смог использовать его, а я не захотел. Прошу, прими его...
- Ооо! Алмаз! Надень на меня это! Ты так.... Так невероятен! Жаль, у меня не было времени, прежде узнать тебя лучше. Давай это наверстаем...
Девушка поцеловала Алмаза в губы.
- С огромнейшим удовольствием,- он аккуратно одел ей цепочку, застегнув ее и наклонившись, поправляя волосы, едва заметно поцеловал ее в шею, поле чего сел на свое место
"Как он нежен"" Мурашки побежали по телу и, Серенти повернувшись, поцеловала Алмаза в губы.
- Я люблю тебя, Алмаз.
- Ради этих слов я готов на все, моя королева,- он склонил голову, улыбнувшись,- нам пора возвращаться в зал, кажется ваши стражницы потеряли вас.
- Главное, потеряли девочки. Идём. Сейчас будет банкет.
Он повел ее обратно, появление их вместе снова вызвало недоумение, особенно у ее подруг, хотя Алмазу было все равно, сейчас он видел только Серенити, чем вызвал понимающие улыбки у его троицы.
Серенити улыбнулась девочкам, мол всё хорошо и дала знак к началу фуршета.
- Я тебя не на долго покину, надо по мелькать среди поданых, а ты, увы, ещё не стал даже женихом...
Королева удалилась, общаться с гостями и с подругами.
Он отпустил королеву, хотя предпочел бы утянуть ее обратно на балкон, но он не Маско, он знал каково это жить в постоянном свете, в окружении сотен вассалов и знал насколько это трудно, поэтому только и мог что наблюдать за ней и морально поддерживать.
- Девочки? Что случилось? Вам не нравятся моё общение с Алмазом?
- По-моему ты слишком им увлеклась, - ответила Меркурий.
- Знаю, с Маском не всё гладко, - добавила Юпитер, - но ты Алмаза плохо знаешь...
- Вот и хочу узнать лучше, - улыбнулась Серенити. - Я знала его, как врага, но он отдал за меня свою жизнь... И он, до сих пор любит меня...
- Главное, не принимай быстрых решений, - проговорила Марс.
- Конечно. Это же не только моё дело, но и судьба всего моего королевство. Просто, не отвергайте его с ходу...
- Да, Алмаз, не думал что твои чувства так быстро запылают с новой силой, все же много времени прошло.
- Ну, я всегда знал, что только ее и люблю, в прошлом я был слишком груб, но теперь я не намерен отступать и буду предельно осторожен.
- А как же Маско?
-В свете некоторой информации он мне практически не соперник.
- О, а если будет, что делать станешь?
-Придумаю что нибуть.
-Устранишь?
- Разберусь
Ольга Шепель
Вскоре гости стали расходиться, а Серенити подошла к Алмазу.
- Идём погуляем перед сном, Алмаз.
-С превеликим удовольствием, зайка,- он взял ее под руку и повел в сад, где можно было спокойно прогуляться, без лишних глаз
Девушка пошла с Алмазом.
- Мне не верится, что ты так добр. Люди нелюбят меняться. Что же с тобой случилось?
- Хм? Меняться? А я и не менялся, зайка,- сказал он,- разве что чуть-чуть. Я все так же жесток к своим врагам и с легкостью убью того кто будет угрожать тем кто находится под моей защитой, но для друзей я всегда был таким, просто ты меня не знаешь, зайка, мы встретились не при самых приятных обстоятельствах.
- Ты пытался взять силой мою любовь и верность, Алмаз. Но даже после того, как я тебя отвергла, ты, всё же спас меня ценой своей жизни... И теперь ты любишь меня... Но не пытаешься принуждать.
- Пытался, потому что думал что силой можно взять все, там, на темной стороне действует только право сильнейшего, так что прости еще раз за тот случай, больше я такой ошибки не совершу
- Не извиняйся, Алмаз. Это был ценный опыт. Но... Даже действуя силой, ты был нежнее, чем Итимион сейчас.
- Ну, он просто не может принять того, что теперь не ты, а он от тебя зависит. Ведь раньше, при любой опасности, он был твоим героем, спасающим и появляющимся в самый последний момент, кстати, очень интересная у него особенность, картинно появляться в самый подходящий момент, ведь стоило ему появится раньше как он оказывался в общей кучке избитых. Ну а теперь ты королева, а ему власть не светит, максимум, титул крон-принца
Серинити рассмеялась.
- Он всегда был защитником Земли, такая своеобразная « Сейлор Земля». Но он и раньше ухитрялся схватить своего люлюля.... Но, в целом, ты прав. А ты согласен быть при мне корон принцем?
- Согласен быть и просто воином, мне титулы не важны, хоть я и принц черной луны, но тут этот титул просто название, но мне и так все нравится, ведь мои вассалы, мои друзья живы и со мной.
Серинити посмотрела на Алмаза.
- И, всё же ты сильно изменился, Алмаз. ты стал мудрее. И жаль, что эта мудрость далась тебе ценой многих потерь.
-Время всегда оставляет свой отпечаток, но давай не будем о грустном, сегодня отличная ночь, а у меня самая прекрасная спутница... Не стоит вспоминать в такие минуты, о плохом
- Да, Алмаз... Поцелуй меня снова, прошу.
Он привлек ее к себе и нежно поцеловал, поглаживая по волосам.
- Весьма милая картина, видно по этой причине ты меня отправила в ссылку,- раздался злой голос со стороны одного из поворотов.
Серенити вздрогнула и вся сжалась. Ясно, она боялась Маска.
- Эй! Неделя ещё не прошла, Итимион!
Юпитер встала между парочкой и Маском.
-Ты думаешь что я буду покорно сидеть в изгнании пока моя невеста тут обжимается с чернолунником,- он посмотрел на Юпитер,- отойди, я не с тобой говорю.
Серенити взяла себя в руки.
- Ты давно утратил право звать себя моим женихом. С тех пор, как начал распускать руки. И не смей приказывать моим воинам.
Маско поморщился и посмотрел на Алмаза.
-Хочешь заполучить мое место, выиграй его, я вызываю тебя на дуэль равновесия.
"Он и правда дурак, вызывать колдуна на магическую дуэль, впрочем мне это на руку".
-Я принимаю твой вызов,- спокойно ответил Алмаз, ликуя в душе.
Юпитер увела Серенити в сторону, чтобы девушка не попала под удар.
- Если он выиграет, я выйду за него замуж... Его, Алмаза.
- Ты же уже выбрала его, в своём сердце, королева. Если Алмаз проиграет, что мало вероятно, то ты всёравно станешь его женой.
- Да, верно...
Магия Алмаза была разрушительна и холодна как и место в котором он родился, Маск же не обладал никакими магическими навыками, по крайней мере он их не выказывал, зато сейчас открыл пару трюков, внезапно исчезнув, да так что его невозможно было ощутить.
Юпитер, приобняла Серенити.
- Спорю, он планирует взять тебя в заложники.
- Только не это!
Но Маск этого не смог бы сделать, даже если бы пожелал, Алмаз прежде всего обезопасил девушку, накрыв поле сражения куполом, из которого Маск не сможет выйти пока не победит или пока Алмаз не снимет купол.
Свист и кинжал пролетел в милиметре от его виска, Ал едва успел увернуться.
- Близко... Это опасно
Алмаз настороженно вертел головой, стараясь хоть как-то учуять противника, но тот петлял как заяц, посылая кинжалы в колдуна и тому трудно было сосредоточится, приходилось уворачиватся от ударов.
Наконец он подготовил нужное заклинание, и купол заполнили молнии.
К тому моменту Алмаза уже успели трижды ранить, но Маск получил хороший заряд и сейчас лежал в без сознания.
- Алмаз! - Девушки вскрикнули хором.
Всё-же принц вызывал у Юпитер симпатию
- Все, моя победа,- он повернулся к Маску спиной и сняв купол направился к Серенити, улыбаясь.
Свист кинжала он услышал , когда был в паре метров от девушки, но не уклонился, ведь в противном случае пострадала бы королева.
Он упал к ее ногам с торчащим из спины кинжалом, барьер частично замедлил клинок, но рана все равно была серьезной
Серенити упала на колени, активируя исцеляющую силу кристалла, Юпитер схватила кинжал и отправила его хозяину, потом позвала слуг, чтобы те оказали Маску помощь и выдворили его из дворца Серенити этого уже не видела, она лечила Алмаза..
Раны затянулись, и Алмаз открыл глаза, посмотрев на королеву.
- Снова ты меня спасла, зайка,- тихо, что бы его услышала только она, прошептал он и медленно сел
- А ты снова защитил меня. Я.... Я просто не могу иначе, Алмаз. Я люблю тебя.. чувствуешь? Тебе надо отдохнуть и переодеться. Как ты себя. чувствуешь?
-Ллюблю тебя, зайка.- он погладил ее по щеке и встал,- успею переодеться. сперва проведу тебя к твоим покоям, ложись отдыхать, тебе тоже надо выспаться, ночка сегодня была просто перенасыщена событиями
- Наши покои рядом, так что тебе не придётся долго идти. Я, всё же за тебя волнуюсь.
- Все в порядке.
Он взял ее под руку и повел в ее покои. У двери он мягко ее поцеловал и отпустил, отправив спать, после чего и сам ушел к себе.
Они странно выглядели, оба все в крови. Девушка приняла ванну и легла спать, на утро она ушла в храм вместе с Рэй и Юпитер. Этот обряд всегда отнимал много сил. Она провела в храме, почти сутки. Вечером пришла Юпитер.
- Принц Алмаз, вы готовы?
-Конечно, я тебя ждал, все же у храма я был только раз, не хотелось бы заблудиться,- он встал и последовал с девушкой к храму.
- Он словно сияет, когда я его видел позавчера так не было. Красиво.
Им пришлось ждать. Серинити вышла в прозрачном мокром платье и с распущенными, чуть влажными волосами. Королева едва стояла на ногах, но увидев Алмаза, она вся засветилась счастьем.
Он глянул на Юпитер и получив кивок пошел к королеве, легко подняв ее на руки.
- Сильно устала?- л